Главная Блокада. Ленинград. 75 лет спустя...
Блокада. Ленинград. 75 лет спустя...
28.01.2019 14:30

30 января, 15:00, в аудитории колледжа искусств им. Н. А. Римского-Корсакова, в единый внеклассный час, «БиблиоТеатр «Прямая Речь»» приглашает на литературную программу «Детоньки мои…». Участвует засл.арт. России Виктор Яковлев.


Щели в саду вырыты,
Не горят огни.
Питерские сироты,
Детоньки мои!
Под землей не дышится,
Боль сверлит висок,
Сквозь бомбежку слышится
Детский голосок. АННА АХМАТОВА

В эти дни мы вспоминаем одну из трагических страниц нашей истории: 75-летие полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Центр Чтения представляет литературно-художественную программу «Детоньки мои…». Сценарий построен на дневниковых записях детей блокадного города. Именно дневники лежат в основе композиции. Эти частные записи дошли до нас сквозь десятилетия, стали уникальными документами истории. Зафиксированная боль, бесстрастные свидетельства. Сухая статистика утверждает - от голода больше всего погибло детей и подростков.

Нина Яковлева

 

Новости

Когда человек умирает, остаётся память, она связывает нас невидимыми нитями, они звенят болью утраты…

А писатель не умирает никогда, прорастая в будущее словами своих книг.

Да, Александр Бологов прожил долгую жизнь. Судьба несла и счастье и трагедию, были годы любви и годы слёз. Долгие годы работал учителем литературы, в нашем городе живут ученики любимого Сан Саныча. Когда учитель встречался с ними, казалось, они продолжают долгий диалог во времени и пространстве.

Книги Александра Бологова - о поступке, за которым стоит человек. «Один день солнца» вмещает рассказ целой жизни, а там – облака, а там – разговоры, а там – синева и бесконечные звёзды, и его любимая водная стихия.

Благородство и чувство правды – это не только герои Бологова, это он сам. Память живущих хранит его поступок, когда он дал приют своего крова отверженным, - это та самая «луковка» от Достоевского, которая даёт свет в Жизни Вечной. Только «луковка Бологова» обросла руками всех, кто хотел ухватиться за неё. И ликует его ангел, застывший в небесах, в ожидании раба Божиего Александра.

Александр Бологов «Что-то ещё»:

«Клееной стороне кладбище двинулось недавно: старую стену, что отгородила живое поле от мертвого, оно проросло незаметно. Думалось, отодвинут со временем и каменную ограду, - охватят часть ближнего пустыря, и все: и дальним потомкам места хватит. Стена высокая, крепкая: известняка вокруг - все толщи земные, и закрайку кладбища долго будут обживать усопшие. Но то ли время быстрей побежало, то ли еще что стряслось на свете, но пустырь за старым косогором так быстро порос печальными бугорками свежих могил, что об ограждении его стеной и говорить перестали».

Региональный Центр Чтения

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер