Главная Псковщина литературная
Псковский край – хранитель богатого литературного наследия России

Литописное дело зарождается в Пскове в XIII в. Центром летописания в Пскове на протяжении XIV века был Троицкий собор, руководили псковским летописанием выборные вечевые власти, в частности, посадники. Псковская летопись XIII - XIV вв. носит по преимуществу деловой, местный характер.

Центральное место в летописных текстах XIII-XIV вв. занимают рассказы о сражениях с Ливонским Орденом и Литвой, описания "розратий" с Новгородом, записи о строительстве церквей и городских стен, о поставлении князей и посадников, о неурожаях, голоде, эпидемиях ("морах"), небесных знамениях и т.д.

Сообщения об общерусских событиях в псковских летописях немногочисленны и лаконичны. Даже о таких крупных событиях общерусского значения, как нашествие Батыя в XIII в., псковский летописец записал очень кратко: "Прииде царь Батый на землю Русскую и поима грады. И идоша до Игнача креста и ту воспятишася".

Ценность псковских летописных текстов состоит в точности зарисовок военных походов, сражений, осад, набегов и т.д. Например, рассказ о походе в немецкую землю в 1343 г., сообщает о победе псковичей, которые сражались "пять дней и пять ночей, не слазячи с коней", а затем подробно описывает погоню немцев и тяжелое сражение у Нейгаузена.

Псковские летописи на протяжении XV-XVI вв. сохраняют основные черты старшего псковского летописания, но появляются и новые тенденции. В XV в. летописные записи становятся все более подробными, охватывая события военной и церковной жизни Пскова и приобретая постепенно общерусский характер. Расширяется тематика псковских летописей, интерес начинают вызывать события, которые не имеют прямого отношения к Пскову: борьба в Орде, взаимоотношения между русскими князьями, удельные смуты в Русской земле, события в Литве и Новгороде, причем в оценках событий псковские летописи нередко расходятся с новгородскими и московскими летописями. О расширении кругозора псковских летописцев свидетельствует и тот факт, что они обращаются к другим летописным источникам, перерабатывают их и дополняют описание псковской истории известиями из новгородских и общерусских летописей. И сами псковские летописи уже в первой половине XV в. вливаются в общерусское летописание, они стали одним из источников общерусского свода XV в., на основе которого развивалось все последующее русское летописание.

В XVI веке в Спасо-Елиазаровском монастыре старцем Филофеем была написана известная теория «Москва – Третий Рим», которая определила направление политической и церковной жизни России на многие десятилетия.

Литература XVIII века отмечена творчеством Феофана Прокоповича архиепископа Псковского и Евфимия Болховитинова, который был первым серьезным автором, занявшимся изучением прошлого Пскова. Поколения дореволюционных ученых обращались к его трудам как к наиболее полному и подробному изложению псковской истории. Все его работы в этой области проникнуты неподдельной симпатией к древнему городу, к его героическому прошлому. Видное место в литературном наследии Пскова занял драматург Яков Княжнин.

Литература первой половины XIX века в первую очередь связана с именем А.С. Пушкина. За годы ссылки, проведенные в Михайловском, были написаны поэмы "Цыганы" и "Граф Нулин", несколько десятков стихотворений, среди которых: "К морю", "Подражание Корану", "Андрей Шенье", "19 октября". Здесь поэт продолжает писать роман «Евгений Онегин» и начинает роман «Борис Годунов».

Литература второй половины XIX века связана с именамиМихаила Назимова, Николая Лескова, Александра Яхонтова.

В Пскове родился Вениамин Каверин. В самом известном произведении Каверина "Два капитана" Псков описан как город Энск с двумя реками - Песчинкой и Тихой (это реки Пскова и Великая). В первой части трилогии "Открытая книга" - "Юность Тани" родной город писателя назван Лопахиным. В повести узнаваемы исторические места Пскова.

На Псковской земле жил и работал Юрий Тынянов.

Прототипами романа «Заповедник» Сергея Довлатова стали жители Пушкинских Гор, где писатель работал экскурсоводом.

О Пскове писали в XX веке Федор Сологуб, Саша Черный, Иосиф Бродский, Псковским башням посвящены стихотворения Евгения Евтушенко.

И сегодня поэты и писатели продолжают писать о Псковском крае. В городе создано региональное отделение Союза писателей России, которое возглавляет Игорь Александрович Смолькин.

Красота и величие природы псковского края, богатое историко-культурное наследие всегда вдохновляли поэтов и писателей и древности и современности на создание прекрасных произведений.

Материалы: http://www.bibliopskov.ru

 

Новости

До нутра пронизан утренней прохладой город многолицый,
мускулы напружил и помчался резво настигать добычу —
из кромешной лета дымовой завесы выступила осень,
подошла вплотную и явила то, что прежде было скрыто.
Анна Золотарёва

С 1 по 4 октября в Пскове работал федеральный проект «Большое чтение». Писательский десант – Анна Золотарёва, Михаил Бутов, Илья Бояшов, Игорь Малышев – беседовали с читателями разных возрастных категорий, проводили своеобразные мастер-классы. Тайна писательского творчества заключается в непрекращающемся синтезе ремесленной работы и живого общения с людьми. Топография псковского «Большого чтения» это Пушкинские Горы, Остров, Печоры, Изборск; колледж искусств им. Римского-Корсакова, факультет русской филологии и иностранных языков ПсковГУ, творческая мастерская в ЦБС.

Помимо выраженной просветительской направленности проект патронирует национальную литературную премию «Большая книга» (на наших страницах объёмно представлена информация о премии, её задачах, лауреатах). Игорь Малышев – финалист «Большой книги»-2017 с романом «Номах». Это художественное осмысление гражданской войны, начавшейся после революционной катастрофы 1917 года, прототип главного героя – Нестор Махно. На встречах Малышеву задавали вопросы о создании романа, о выборе героя, об опасности противостояния в обществе. В разговор вступали писатели, и развивался перекрёстный диалог, важный своей заинтересованностью для всех сторон.

Илья Бояшов – человек счастливой писательской судьбы. И пишет и говорит захватывающе увлекательно; в придуманные сюжеты вкладывает смыслы обретения, а в жизненно-правдивые – логику, искренность.

Совершенно особое впечатление осталось от читательского сообщества библиотек в городах Остров и Печоры. Сердечная любовь к литературе, отношение к писателю, как «властителю дум», оставляет надежду, что Россия жива провинцией, - народ малых городов помнит свою историю, бережёт культуру, традиции, семейные ценности.

В молодёжных аудиториях университета, колледжа, библиотеки Пушкинских Гор вопросы «летели» стремительно: от «Зачем стали писать»? до «В чём же смысл бытия»?

Михаил Бутов говорит о творчестве, как о странице жизни, и трудной и счастливой… Легко разговаривает с людьми, терпеливо разъясняя литературные ситуации, обременённые проблемами. Бутов – тот, кто сам впрягается в телегу, когда надо подниматься в гору.

Для Анны Золотарёвой стихи – это её жизнь. Читая с листа, ревностно оберегает их, будто ребёнка заслоняя от лишних глаз. А они так прекрасно звучат, - ритм, образы послушны голосу поэта!

«Большое чтение» представляли писатели, созвучные времени, отвечающие своему великому предназначению. Они из тех, кто всегда помнит слова Антона Чехова: «Надо, чтобы за дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что, как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда — болезнь, бедность, потери, и его никто не увидит и не услышит, как теперь он не видит и не слышит других».

Слушая диалоги писателя-читателя, я осознавала насколько велико значение слова. Николай Гумилёв, уже после революционной катастрофы 17-го года, сказал в одной из своих лекций: «Вначале было Слово; из Слова возникли мысли, слова, уже не похожие на Слово, но имеющие источником Его, и все кончится Словом — все исчезнет, останется одно Оно».

Останется Слово - Начало начал. Осознание себя как личности, осознание собственного творческого предназначения делает из художника властителя дум.

Анна Золотарёва:

То, что плоть сминает, что скудит рассудок, речь твою граничит,

не способно духа вещества живого тлением коснуться.

О грядущем думать даже не пытайся, а когда раздастся:

Ты уже готова к осени конечной? — отвечай не медля!

Нина Яковлева

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер