Главная Неожиданный ракурс
Неожиданный ракурс
Квинтэссенция боли, надежды и выздоровления - Софи ван дер Стап, роман «Девушка с девятью париками»

devu6ka- 948Есть книги, переворачивающие сознание.Они наполнены добром, силой мысли и светлой верой в лучшее.Софи ван дер Стап. «Девушка с девятью париками» - одна из таких. История боли, надежды и выздоровления, излечения от рака, ставшая мировым и общепризнанным бестселлером.

Подробнее...
 
Настя Костина: Сказка о звуках и буквах

В «Со-творчество» пришло совершенно удивительное имя.

Настя Костина.  Лингвистика – ее стихия! Любит спорт – любой! Озвучивает  anime, танцы, музыка, гитара… далее везде.  Настя  представила несколько произведений, причем в разных жанрах. Творчество  для этого юного автора – органичное со-существование. Мы надеемся, что  Настя  придет и в  АРТ-Клуб Счастливое Время Читать, где развивается проект «Творчество молодых», - по итогам работы нам удалось выпустить небольшую брошюру с творениями четырех  юных псковитянок.

Подробнее...
 
Ракурсы "Со-творчества"

kontyr1На редакционном столе – несколько рассказов. Автор – О.Л.

Обратите внимание: интересный прием! В свое время Клайв Стейплз Льюис написал для детей знаменитые «Хроники Нарнии», которыми зачитывались не только маленькие, но и взрослые.

Об одной мыши, которая любила давать духовные советы:

Обыкновенно, совершив свое утреннее молитвенное правило, и скромно отобедав, Мышь принималась за рукоделие.

Подробнее...
 
Дети в "Со-творчестве"

В проекте «Со-творчество» возник совершенно неожиданный ракурс. Дочь нашего автора предложила свой рассказ. Ее возраст позволил нам сделать исключение. Хотя в дальнейшем мы рассматриваем «детскую страничку».

Меня зовут Мария. Мама с папой меня называют Мусенькой. Так звали мою прабабушку. Мне говорят, что я маленькая. Восемь лет и 9 месяцев. А я читаю книжки, люблю писать. Обо всем. Вот мой рассказ. «Сова».

Однажды утром я пошла в школу. Когда я прошла двор и подходила к следующему, то увидела птицу. Я подошла к ней поближе, взглянула на лицо: это была сова.

Муся Бельская, Лондон.

 
Лариса Петрашевич "Есть ли жизнь на дне"?

Есть ли жизнь на дне?

petrashevБомжи во всех странах несчастливы одинаково и счастливы каждый по-своему. Так, один из монреальских клошаров привлек мое внимание тем, что в жаркий день на его голове красовалось отменная шапка типа "дубленочная", какую носят исключительно челюскинцы в лютые морозы. Вероятно, ношение трофеев игнорирует сезонность, тем более, что хранятся те трофеи исключительно на себе: склада-то нет.
И тут же вспомнился мне бомж из Хайфы, которого можно было наблюдать год назад (а может, и сейчас тоже) на той торговой площади, которая недалеко от железнодорожной станции Бат-Галим. Названия площади, увы, не помню. Это был огромный, навскидку двухсоткилограммовый бомжара неопределенного возраста, одетый всегда в одну и ту же грязнющую рыже-коричневую футболку и безразмерные штаны-мешок. Благо, в Хайфе климат позволяет не утепляться. Так вот, эта груда жира ежедневно валялась на площади, небрежно положив рядом с собой распахнутый полиэтиленовый пакет для подаяний. Впечатляющая небрежность заключалась в том, что подаяния он не просил и даже не смотрел на проходящих: он был занят прослушиванием чего-то там в в айподе. Чарующих звуков музыки, вероятно. Под конец дня человек-гигант тяжело поднимался на ноги и, подобно мамонту, грузно и величественно пересекал площадь в направлении к стоянке такси. Первое в очереди такси услужливо распахивало дверцы перед загадочным великаном и увозило его в неизвестном направлении. Наушники от айпода были по-прежнему в ушах этого человека, он только слушал и не произносил ни слова. Во всяком случае, мне не довелось увидеть его в ином состоянии. Кто был этот загадочный клошар-одиночка, цыганский барон, король торговой площади, так и осталось для меня неразгаданной тайной.

Лариса Петрашевич, Монреаль

 
Оксана Широкая "О Маленьком Ёжике"

oksanaПтица разбежалась и стала плавно подниматься, унося Ёжика все выше и выше.

Ёжик закрыл глаза. Он никогда еще не поднимался так высоко.

Через минуту он посмотрел вниз, но вниз смотреть было страшно, и он стал смотреть вверх.

Подробнее...
 
Продолжение имени

petrashevЛариса Петрашевич

Филфак МГУ, 1990 г.

Монреаль, Канада

Шульман была породы персидской. Только не говорите мне, что они тупы, ленивы и висят на шторах. Шульман ... имела ум и характер

Подробнее...
 
История в лицах: персоны в поэзии

bonap2bonap2В  июне этого года исполнилось 200 лет от начала Отечественной войны 1812 г.

Мы обращаемся к отдельным фрагментам литературной стороны этой темы.

- Мама, что такое Наполеон? - Как? Ты не знаешь, что такое Наполеон?

- Нет, мне никто не сказал. - Да ведь это же - в воздухе носится! (Марина Цветаева)

Подробнее...
 
Мириам Петросян "Дом, в котором..."

Мириам Петросян. Уникальное художественное явление в современной литературе.
Писатель, художник. Родилась в 1969 году в городе Ереване. В 1988 году закончила художественное училище по специальности «художник-оформитель». Карьеру начала на студии «АрменФильм», где с 1989 года работала в отделе мультипликации. Потом приехала в Москву, и два года работала на студии «Союзмультфильм». После чего в 1995 году вернулась на «АрменФильм», где и работала до 2007 года.

Подробнее...
 


Новости

Когда человек умирает, остаётся память, она связывает нас невидимыми нитями, они звенят болью утраты…

А писатель не умирает никогда, прорастая в будущее словами своих книг.

Да, Александр Бологов прожил долгую жизнь. Судьба несла и счастье и трагедию, были годы любви и годы слёз. Долгие годы работал учителем литературы, в нашем городе живут ученики любимого Сан Саныча. Когда учитель встречался с ними, казалось, они продолжают долгий диалог во времени и пространстве.

Книги Александра Бологова - о поступке, за которым стоит человек. «Один день солнца» вмещает рассказ целой жизни, а там – облака, а там – разговоры, а там – синева и бесконечные звёзды, и его любимая водная стихия.

Благородство и чувство правды – это не только герои Бологова, это он сам. Память живущих хранит его поступок, когда он дал приют своего крова отверженным, - это та самая «луковка» от Достоевского, которая даёт свет в Жизни Вечной. Только «луковка Бологова» обросла руками всех, кто хотел ухватиться за неё. И ликует его ангел, застывший в небесах, в ожидании раба Божиего Александра.

Александр Бологов «Что-то ещё»:

«Клееной стороне кладбище двинулось недавно: старую стену, что отгородила живое поле от мертвого, оно проросло незаметно. Думалось, отодвинут со временем и каменную ограду, - охватят часть ближнего пустыря, и все: и дальним потомкам места хватит. Стена высокая, крепкая: известняка вокруг - все толщи земные, и закрайку кладбища долго будут обживать усопшие. Но то ли время быстрей побежало, то ли еще что стряслось на свете, но пустырь за старым косогором так быстро порос печальными бугорками свежих могил, что об ограждении его стеной и говорить перестали».

Региональный Центр Чтения

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер